Дмитро Крючков: якщо постійно погоджуватися з Коломойським, грошей ти ніколи не заробиш

В інтерв’ю OilPoint Дмитро Крючков розповів про те, як Ринат Ахметов втридорога продає країні непотрібну електроенергію, чому Ігор Коломойський більше не виводить десятки мільйонів доларів з «Центренерго», а також про своє бізнес-партнерство братами Суркісами та Ігорем Кононенком. (рос)

На вопрос, как вас представить читателю, наш сегодняшний собеседник Дмитрий Крючков отвечает кратко: «никак, я в этом не нуждаюсь», а между строк его ответов читается определенное сожаление о былой публичности.

В энергетике экс-нардеп Дмитрий Крючков известен больше со скандальной стороны. В первую очередь, как фундатор группы «Энергомережа», которая в сотрудничестве с братьями Суркисами стала фигурантом расследования Национального антикоррупционного бюро.

Речь, в частности, идет об истории с «Запорожьеоблэнерго». По данным следствия, бизнесмен в сговоре с бывшим директором облэнерго завладели 346 млн гривен, которые «Энергомережа», выступая в качестве посредника, не перечислила ряду предприятий.

В президентский период Петра Порошенко Крючкова многое связывало с тогдашним «смотрящим» за энергетической отраслью Игорем Кононенко, но, по словам героя интервью, эти отношения прервались сразу после победы на выборах Владимира Зеленского.

Более того, говорит экс-нардеп, Кононенко, уходя, вывел крупные суммы денег из ряда стратегических госпредприятий.

В последнее время Крючкова нельзя назвать медийно активным, но даже в тех редких вылазках в эфир, постоянно возникают интересные подробности мира украинской энергетики. То о «схемах Кононенко», то о заработке Коломойского на «Центрэнерго». Поэтому Крючков, несмотря на сегодняшнее отсутствие официального статуса, остается интересным собеседником.

Ниже – о коррупции в Фонде госимущества, ситуации на «Центрэнерго» при новом руководстве, партнерстве с Игорем Кононенко, а также о миллиардных долгах крупнейших государственных энергетических компаний и их будущем.

О судебном процессе по делу «Запорожьеоблэнерго», ликвидации «Энергомережи» и текущем бизнесе

– На какой стадии сейчас дело НАБУ по истории с «Запорожьеоблэнерго» и «Энергомережи»? Вас и арестовывали, и экстрадировали. Во что это обернулось?

– «Арестовывали» и «экстрадировали» – это термины, которые употребляет НАБУ. На самом деле – задерживали, и никто не экстрадировал. Я в Украину вернулся сам.

Дело, которое было возбуждено первым, спустя 5 лет передали в суд. Оно находится на стадии предварительного слушания. Но с учетом имеющихся позиций и мнения прокуроров, и мы, и сторона прокуратуры ожидаем, что это дело будет отправлено на доследование.

На сегодняшний день ограничительных мер относительно меня нет. Сотрудничаем со следствием, просто не даем показаний.

– Вам вынесли подозрение?

– Уже обвинение. А передали его в суд потому, что уже истекли всевозможные сроки, которые предусмотрены УПК.

– Позиция правоохранительных органов заключается в том, что вы якобы в сговоре с бывшим директором облэнерго завладели 346 млн гривен, которые «Энергомережа», выступая в качестве посредника, не перечислила «Запорожьеоблэнерго». Какая ваша позиция?

– Наша позиция не изменилась. Они арестовали деньги на счетах. То есть, если есть какие-то законные основания, если они их на протяжении этих 5 лет нашли, то пусть идут и забирают.

– Сколько тогда было арестовано?

– (Директор НАБУ Артем – ред.) Сытник об этом докладывал в парламенте, называл цифру в 328 млн гривен.

– На счетах «Энергомережи»?

– Да.

– И они до сих пор арестованы?

– Вся «Энергомережа» арестована, полностью парализована какая-либо деятельность компании.

– Этот долг в 326 миллионов…

– Опять-таки, его еще нужно признать в судебном процессе как задолженность. Или, вернее, как убыток – как они это трактуют. Хотя исходя из логики правоохранителей, а они в своем обвинительном заключении опираются на договора, которые якобы признаны недействительными с момента их заключения, то «Энергомережа» должна ферросплавному заводу, титаномагниевому комбинату, а не «Запорожьеоблэнерго».

«Через месяц-два президент Украины будет искать и нового руководителя Фонда госимущества, и старого».

Но мы в суде до этого еще даже не дошли, потому что сейчас только предварительное слушание, и весь этот процесс на долгие месяцы.

– Как возник этот долг?

– Следствие посчитало, что в энергетике якобы невозможно переуступать задолженность между участниками рынка. В итоге Конституционный суд поставил точку в этом вопросе, четко обозначив, что все эти сделки законны.

Но они же не могут это дело просто закрыть – потрачено много сил, внимание прессы. Это будет как-то некорректно.

– Вы ограничены в выезде за границу?

– Нет никаких ограничений.

– По-вашему, шансы на оправдательное решение суда – достаточно большие?

– У нас изначально была в этом практически стопроцентная уверенность, мы пока не видим других вариантов.

– Есть ли дата ближайшего заседания?

– По-моему, 9 сентября. Это будет второе предварительное заседание. По результатам предварительного заседания они должны будут начать слушать по процедуре.

– Были ли у вас какие-то понятийные или официальные встречи с Сытником или Назаром Холодницким.

– Были, конечно, с Холодницким.

– О чем шла речь на встрече?

– Кроме разговоров, деклараций, ничего нет. Ни со стороны НАБУ как органа следствия, ни со стороны САП, как органа надзора. Можете посмотреть на статистику не на примере «Энергомережи», а на примере всего массива задекларированных псевдовыявленных псевдопреступлений.

Показательными являются приговоры – решения судов и реально возмещенные бюджету средства, а не чтобы просто похватали людей, пособирали денежных залогов и отрапортовали, что это средства возвращенные якобы в бюджет. Успешные дела можно сосчитать на пальцах одной руки.

– Чья была инициатива встретиться?

– Уже даже не помню. Было какое-то связующее звено.

– Это была встреча, чтобы прояснить друг другу позиции?

– Да, прояснить позицию следствия и прояснить позицию защиты. Понимаете, меня громко задержали, но через три дня я улетел обратно в Европу. И прокурор сам же и подписал все разрешения.

Условно говоря, никаких обязательств мы не нарушали за этот период.

– Когда вы прогнозируете закрытие дел против вас? Есть ли предпосылки?

– Я уже к этому абсолютно спокойно отношусь, даже ничего не прогнозирую. Жизнь идет своим чередом. Есть дела – и есть.

– Как обстоят дела с ликвидацией «Энергомережи»? В каком состоянии предприятие?

– Идет процедура, предприятие не работает. Оно технически не может функционировать. Как можно заниматься операциями, если ты не можешь купить скрепки?

– Арестованные 326 млн гривен — это все, что было на счетах компании?

– Да.

– В сервисе Youcontrol значится, что «Энергомережа» имеет налоговый долг в размере 100 млн гривен. Это тоже следствие ареста или же он возник раньше?

— Это возможно. Деятельность заблокирована. Даже если есть деньги на счетах, и ты должен платить НДС, ты его фактически заплатить не можешь.

«Закроют ли дела против меня? Я уже к этому абсолютно спокойно отношусь. Жизнь идет своим чередом. Есть дела – и есть».

Аналогичная ситуация была с титаномагниевым комбинатом. Дмитрий Фирташ обязался вложить в него 200 млн долларов, в итоге деньги куда-то разошлись и у предприятия остался депозит из этих денег – 174 млн. В итоге ГБР, которое ведет следствие в отношении Фирташа, наложило арест на эти средства, в результате чего на комбинате полгода не могут выплатить зарплату. Теоретически у них деньги есть, а практически – нет.

– Вопрос по долговым обязательствам «Энергомережи». Знаю, что компания, кроме обязательств «Запорожьеоблэнерго», владела еще рядом обязательств – по Одесской ТЕЦ.

– Она еще до ареста все продала другим компаниям.

– Вашим?

– Да.

– Какова сумма претензий на сегодняшний день с вашей стороны?

– Сложно посчитать.

– А если разделять по отдельным группам? Например, по Одесской ТЕЦ – насколько суммарно вы ее кредитор?

– Мы кредиторы в процедуре банкротства, купили без дисконта 99% долгов Одесской ТЕЦ у «Укртрансгаза».

– Сколько это в деньгах?

– Не готов сказать.

– А по «Центрэнерго»?

– По «Центрэнерго» наши требования – 1,3 млрд гривен. Это текущие долги, а конкурсные – 54% в конкурсной массе, признанные.

– Чем вы занимаетесь в последний год?

– Тем же, чем и занимался.

– Продолжаете скупать дополнительные обязательства?

– В том числе.

– Кто ваши фавориты?

– Вы узнаете по результатам.

– Это электроэнергетика или нефтегаз?

– Только электроэнергетика.

– По облэнерго?

– И не только.

– Вы больше работаете с долгами или по трейдингу – купля продажа энергоносителей?

– Сейчас больше с долговыми обязательствами.

– Круг не существенно расширился? «Центрэнерго», Одесская ТЕЦ и еще ряд?

– Мы в последние несколько месяцев сделали ряд очень интересных капитальных инвестиций.

– Имеется в виду выкуп кредиторских обязательств?

– Скорее выкуп непосредственно физических активов. Но об этом я сейчас не готов говорить.

— Правда, что директор по правовым вопросам «Харьковоблэнерго» – ваш представитель?

– Не знаю, вряд ли.

– Недавно открылся рынок газа. Насколько интересно сторонним участникам заниматься этим? Насколько это все доступно для участников, которые не занимаются этим профессионально, как облгазы или «Нафтогаз»?

– После открытия новой модели рынка сразу появилось порядка полтысячи поставщиков. Всем казалось, что здесь лужайка зеленее. Сколько их уже осталось? Меньше сотни? Через полгода их и вовсе останется под два десятка.

– Вы в этом числе есть?

– Да, только мы работаем совершенно избирательно.

О сотрудничестве с бывшими партнерами – Игорем Кононенко и братьями Суркисами 

– После президентских выборов вы говорили, что ваш бывший партнер Игорь Кононенко вывел определенную сумму денег с ряда предприятий – «Центрэнерго», «Черкассыоблэнерго», «Укргидроэнерго» и «Укрэнерго». В истории с «Запорожьеоблэнерго» его роль есть?

– Конечно есть. Просто НАБУ ее в упор не видит, хотя доказательства и факты очевидны. Избирательность следствия – если они в свое время назначали руководителя НАБУ, то он вынужден отрабатывать свой хлеб.

– Каким образом он выводил деньги?

– Органы следствия обладают такой информацией, вопрос в том, что преследование самого Кононенко пока под большим вопросом именно из-за позиции следствия.

Свое сотрудничество с братьями Суркисами Крючков по традиции не комментирует.

– Вывод денег с «Укрэнерго» происходил уже не через «Энергомережу»?

– Нет.

– Можете рассказать подробнее?

– «Укрэнерго» — однопрофильная компания, заработки были в основном на подрядных работах.

– Вы с «Укрэнерго» сейчас какое-то сотрудничество ведете?

– Мои компании – да, я – нет.

– В чем оно проявляется?

– Без комментариев.

– Вас сейчас связывают какие-то деловые отношения с Кононенко?

– Нет, не встречаюсь и не общаюсь.

– А сотрудничество с братьями Суркисами продолжается?

– Его нет.

О новой модели рынка электроэнергии и о принятии ключевых решений в отрасли

– Нынешнее руководство «Укрэнерго» и «Центрэнерго» идет на контакт так же, как во времена Порошенко?

– Тут, наверное, нужно задать вопрос не о контактности, а о целесообразности этих контактов.

– Целесообразности для вас?

– Да, в условиях новой модели рынка. Существующее положение компаний в энергосистеме не то, что дефолтное, государство – банкрот. Кризис в энергетической отрасли совершенно неуправляем, долги накапливаются десятками миллиардов, и они уже совершенно неподъемные для бюджета.

А сегодняшняя система так называемых управленцев, начиная с ветки законодательной власти, и заканчивая исполнительной, только и характеризуется, что коррупцией, некомпетентностью и безответственностью.

– Вы в этом видите исключительно последствия введения новой модели рынка?

– Конечно. И новой кадровой политики.

– В чем она, по-вашему, заключается?

– У меня к вам встречный вопрос. Возьмем, к примеру, руководителя Фонда госимущества. Откуда берутся новые люди на должности руководителей крупнейших государственных компаний?

Ни конкурсов, ни собеседований, ни открытости, ни прозрачности их проведения, что было изначально декларировано – нет. Это первый момент.

Кто будет отвечать за фактическое банкротство госкомпаний? Это нужно признать – «Энергоатом», «Центрэнерго», «Укрэнерго» – эти крупнейшие госкомпании фактически банкроты, и стали такими в течение одного года. И это банкротство неподъемное! И при этом ответственности тот же руководитель Фонда госимущества не понесет никакой.

Коломойський

«Сейчас Коломойский уже не выводит из «Центрэнерго» по 30 млн долларов в месяц. Там уже все печально, нечего выводить».

Это и коррупция, и некомпетентность. Например, новую модель рынка электроэнергии даже не удосужились запустить в тестовом режиме. А тестовый режим – это моделирование ситуаций, моделирование поведения энергорынка при различных сценариях, при изменении структуры выработки, изменении структуры потребления, при ценовых коллапсах. И тот же открытый рынок стал более зарегулированным, чем был в 2015-2017 годах.

Вот, например, (глава парламентского комитета по вопросам энергетики и ЖКП Андрей – ред.) Герус. Он инициировал закон об импорте электроэнергии из России, который имел исключительно экономическую основу – запустить на рынок более дешевую электроэнергию. По каким причинам спустя короткий промежуток времени, только начав работать, этот закон был отменен?\

– Ахметову не понравилось.

– Подождите, это же открытый рынок. Вы заправляете автомобиль российским газом, мы в быту употребляем российский газ, мы употребляем российский уголь, топливо у нас российское. А чем электроэнергия отличается от остальных энергоносителей? Это, по факту, сговор двух лиц.

Возвращаясь к вопросу, кто виноват – ответ на него вы не получите, потому что при сегодняшней модели управления государством виновных и виноватых не будет. И если немного преобразовать известный анекдот, то через месяц-два президент Украины будет искать и нового руководителя Фонда госимущества, и старого.

– Мы привыкли к реалиям, что госактив – это актив ничейный, и кто-то неофициально им управляет. В сегодняшней системе, кто управляет государственными облэнерго? Кто играет роль смотрящего?

– На 100% вам говорю – это Фонд госимущества в лице руководителя и его бывшего заместителя Сергея Игнатовского, полностью прогнившего в коррупции. Его недавно отстранили, понимая, что назревает большой скандал, и перевели в ранг советника руководителя ФГИУ. Этот человек поставлен, чтобы собирать взятки с предприятий.

Можем вспомнить историю с громкими заявлениями по поводу приватизации «Центрэнерго». Было? Было. Это было записано даже в Меморандуме с МВФ, когда мы получали с протянутой рукой этот несчастный миллиард.

Что в итоге оказалось? Он внес идею приватизации в уши президенту, который даже официально заявил, что это «голубая фишка» – сейчас, мол, продадим и миллиарды потекут в бюджет. В итоге, что пришлось признать? Что долги компании превышают ее активы. О какой приватизации мы можем говорить? Может, самое время задать вопрос тем, кто это декларировал?

Возьмите любое облэнерго, возьмите титаномагниевый комбинат, из всего массива задекларированной приватизации продана одна гостиница «Днепр». Но, простите, объект в центре Киева можно было продать не то, что во время коронавируса, его во время чумы или холеры бы купили. И ставить это в заслугу целого ведомства – простите!

– Можно было бы назвать неофициальных кураторов облэнерго? Это же не сам Сенниченко…

— Это именно что Сенниченко и его коррумпированное окружение.

– Раньше был Кононенко, который прямо или косвенно координировал действия главы ФГИУ. Есть сейчас «новый Кононенко»?

– Определенное влияние приписывают Андрею Герусу, определенное влияние приписывают министру. Но из того, что я знаю изнутри – это исключительно парафия Фонда госимущества.

– Насколько оправданы предположения, что Герус – это человек Коломойского?

– Я думаю, не совсем оправданны.

– Как его корректнее описать? Он человек, который воюет с Ахметовым, или человек, который воюет за Коломойского?

– Геруса правильно считать человеком с обширными связями и совершенно непрогнозируемой и непонятной политикой поведения. Для примера: в июне парламент принял закон о мероприятиях, направленных на погашение задолженностей в электроэнергетике. Сегодня – уже конец августа.

– Вы имеете ввиду закон о погашении долгов ГП «Энергорынок»?

– Да. Долги «Энергорынка» исчисляются десятками миллиардов гривен – это задолженности шахт, водоканалов, разницы в тарифах, субвенции, дотации, – все то, что замыкается на бюджетном процессе.

Но каким образом вплоть до сегодняшнего дня Кабинет министров не выдал ни одного подзаконного акта к этому закону? Почему он до сих пор не действует. Ведь по процедуре есть порядок выполнения закона.

– По словам Геруса, Министерство обратилось к профильному комитету с просьбой изменить госбюджет и вписать туда все эти выплаты.

— Это объяснение для людей, которые не понимают, о чем идет речь. Когда принимается закон, идет обсуждение. Кабмин тоже является субъектом законодательной инициативы, и он почему-то был совершенно не в курсе принятия данного закона. И именно поэтому они не выдали до сих пор ни одного подзаконного акта и ежемесячно накапливается 5-6 млрд гривен встречных задолженностей.

А нормативной базы под реализацию этого закона нет и не будет. В декабре она уже никому будет не нужна, потому что бюджетный период будет идти к завершению, будет обсуждаться бюджет на следующий год.

Возвращаясь к Герусу, нельзя его назвать человеком кого-то. Он делал плохо как Коломойскому, так и Ахметову.

– А насколько обоснованны предположения, что Буславец – представитель группы ДТЭК. Чувствуется ли это?

– Исходя из принимаемых ею решений, это чувствуется. Это даже очевидно.

О долгах на рынке электроэнергии

– Вопрос к вам как к специалисту по долговым обязательствам. Долги госкомпаний – это ликвидный актив? Если бы у вас была возможность купить долги, например,  «Энергоатома», вы бы купили?

– Я бы их не покупал и за 5%.

– Что с ними будет дальше?

– К чему привела безответственная политика тиражирования каких-то решений на уровне энергокомитета, Минэнерго, и Регулятора? Две ключевые госкомпании, которые призваны сглаживать небалансы в новой модели рынка – «Укринтерэнерго» и «Гарантированный покупатель», – представляют собой не больше этого офиса с точки зрения активов. Это компании, не обеспеченные совершенно ничем.

Дебиторская задолженность «Энергоатома» состоит из задолженности «Укрэнерго» и задолженности поставщика последней надежды. Но ППН не в состоянии ничего выплатить, так как у него нет источников дохода.

То же самое и с задолженностью «Гарантированного покупателя» перед производителями по «зеленому» тарифу. За счет чего они в состоянии оплачивать текущие долги?

– Исключительно за счет компенсации от государства.

– Процент оплаты «ГарПока» перед «зеленой» генерацией составляет 4%. И с каждым месяцем эта сумма все увеличивается. В итоге, поверьте мне, ни через несколько месяцев, ни через полгода ситуация не изменится. Ответственных вы не найдете, а оплачивать весь этот банкет будут потребители.

– Это сделано из-за преступной халатности или умышленно с определенной целью?

– Повторюсь, с одной стороны – это непрофессионализм и безответственность, а с другой – коррупция.

– Правильно ли понимать, что главными выгодополучателями из этой ситуации выйдут нынешние руководители госкомпаний?

– Они и сегодня такими являются, руководители госкомпаний — это же временные должности. Они туда и приходят как на временные должности.

Почему Коломойский или Пинчук отстаивают свои интересы? Они за свое. Вот в чем разница: Коломойский может пойти в суд и добиться признания решения НКРЭКУ по тарифу «Укрэнерго» незаконным, потому что он понимает, что это ляжет на плечи ферросплавных заводов и завтра убытки составят сотни миллионов в месяц. И он свое отстаивает.

А бытовой потребитель, на уровне квартиры или частного дома по отношению к существующей системе безоружен. Они выйдут на телевизор, будут рассказывать про светлое будущее, мол, как хорошо, мы уже в Европе и так далее. Но факты свидетельствуют о другом. И никто почему-то не наберется смелости, не выйдет, и не скажет, что мы «приехали».

На момент начала работы новой модели рынка «Энергорынок» должен был «Энергоатому» 11 с лишним миллиардов гривен. Сейчас долг «Энергоатома» приближается чуть ли не к годовой выручке.

– Можете персонализировать? Если упрощенно, в государстве энергетической отраслью управляют человека четыре – Герус, Буславец, Шмыгаль и на финальной стадии принятия решений вникает президент Зеленский.

Все они некомпетентны, или же условные «низы», Герус и Буславец, доносят наверх неверную информацию, и там она проходит фильтрацию и утверждается с их слов? Кто стоит у истоков проблем?

– Вы сами их перечислили. Президента нельзя назвать некомпетентным, потому что он в принятии решений опирается на ту информацию, которую ему доносят. А кто у нас был представителем президента в Кабинете министров?

– Герус.

– Вот.

– По поводу главы НКРЭ Валерия Тарасюка. Он находится в чьей-то управленческой вертикали?

– На рынке бытует мнение, что членов НКРЭКУ лоббирует как раз руководитель энергокомитета. Но, опять-таки, я за руку не держал.

– Долги перед «зелеными» инвесторами вас бы тоже не заинтересовали как актив?

– Они никогда не будут погашены.

«Никакой приватизации не будет»: о ситуации на «Центрэнерго»

– Вы значительный кредитор «Центрэнерго». В прессе постоянно описываются схемы выведения денег из компании в сторону группы «Приват». Насколько они обоснованы и насколько вам как кредитору мешает получить свои деньги та политика, которую ведет руководство «Центрэнерго»?

– Во-первых, если с Игорем Валерьевичем постоянно соглашаться, денег ты не заработаешь никогда. Безусловно, есть его большое влияние на работу компании.

Но то, что компания фактически стала банкротом – я бы не говорил, что это его вина. Он, действительно, как большой бизнесмен, миллиардер, защищает свои интересы – интересы своего бизнеса и своего производства, на котором так же работают тысячи людей.

Насколько мешают? Думаю, ближайшее время покажет. Уже понятно, что никакой приватизации «Центрэнерго» не будет – никто не захочет покупать долги. Так же, как и не будет приватизации других компаний.

В итоге все придут к решению, что такие проблемные объекты, как «Энергоатом», «Укрэнерго» и «Центрэнерго» необходимо санировать и очищать от уже сформированных, и как правило искусственно созданных долговых обязательств. Сегодня с «Центрэнерго», кроме производственных мощностей, брать нечего.

– На какой стадии находится банкротство компании?

– Оно сейчас приостановлено. Компания не в состоянии оплачивать текущие и долговые обязательства. Это первый критерий неплатежеспособности. Но этого, видно, руководство Фонда госимущества, не учило – они другие факультеты заканчивали.

– Смена руководства «Центрэнерго» не ослабила влияние группы «Приват» на предприятие?

– Это нужно спрашивать у другого человека.

– У Коломойского?

– Да.

– Буквально пару месяцев назад вы в интервью говорили, что Коломойский выводит из «Центрэнерго» по 30 млн долларов в месяц.

– Сейчас такой ситуации уже нет. Там уже все печально, поверьте. Уже нечего выводить.

Тогда еще была очевидная схема, при которой компания работала себе в убыток, что позволяли действующие и на сегодняшний момент правила работы рынка. Если бы не было предпосылок, не было бы и возможности создать схему.

Что делает Коломойский? Он просто ищет более дешевую электроэнергию. Что делает Ахметов? Он всей стране продает свою никому уже не нужную электроэнергию втридорога, а то и в пять раз дороже, чем она стоит. Это касается «зеленой» энергетики. А мы с вами за нее платим.

– Какие у вас отношения с нынешним руководителем «Центрэнерго»?

– Нет никаких.

– Вы сейчас возглавляете совет кредиторов при «Центрэнерго». Какой вес имеют решения этого органа?

– Сейчас после приостановки процедуры банкротства – такая же степень влияния, как и была. Без согласия комитета кредиторов не совершается ни одна крупная сделка, то есть все операции согласовываются с советом.

– Что нужно, чтобы процедура банкротства снова восстановилась?

– Решение суда. Оно оттягивается, но это вопрос времени. Предполагаю, новое будет в течение месяца.

– У вас были встречи с Коломойским и разговоры по поводу политики поведения на «Центрэнерго»?

– Разговоры, конечно, были. Но я же уже говорил, что с Игорем Валерьевичем нельзя соглашаться полностью. Он большой бизнесмен, видит мир по-другому.

– То есть, он видит «Центрэнерго» только как источник дешевой электроэнергии для своих заводов?

– Да, именно такой источник электроэнергии для своих предприятий. Когда открыли канал импорта электроэнергии из Российский Федерации, он там увидел точно такой же источник.

Но почему этот канал перекрыли – решение об отмене импорта электроэнергию было же совершенно не в интересах Коломойского, а в интересах другого человека.