Тандем розпався: хто виграє від конфлікту Коболєва і Вітренка

13 травня став історичним днем в житті «Нафтогазу»: 18-річне перебування Юрія Вітренка в компанії, в тому числі і на посаді виконавчого директора, – закінчується в зв’язку зі скороченням його посади. (рос)

Такое кадровое решение от Набсовета НАКа не стало неожиданностью. Конфликт между Витренко и некогда его партнером и соратником, главой правления компании Андреем Коболевым, который длился более года, получил логическую развязку.

Казалось бы, увольнение Витренко – очевидная победа Коболева, позиции которого теперь значительно укрепились.

Теперь он избавится от внутреннего конфликта со своим подчиненным, а компания – избавится от инициированных Витренко скандалов в прессе.

Однако, в реальности ситуация, в которой оказался Коболев, выглядит куда сложнее, и не так оптимистично.

Усиление его позиций после победы над Витренко автоматически означает и увеличение ответственности – с Коболева теперь будут спрашивать за те направления, которыми ранее «опекался» Витренко.

Новые проблемы для Коболева

В одном из недавних интервью Витренко описывал роль Коболева в «Нафтогазе» так: «Глава правления прежде всего отвечает за систему управления – не за отдельное направление, а за то, чтобы люди, которые занимаются определенными направлениями, работали в эффективной системе».

Простыми словами, Коболев в «Нафтогазе» занимался глобальными управленческими вопросами и трансформацией компании «из совкового комитета по нефти и газу» в конкурентного участника рынка, не вдаваясь в нюансы процессов, которые происходили не на высшем уровне.

Теперь же, и до этого непростые дни Коболева в «Нафтогазе» сменяются на откровенное испытание: у главы компании помимо внутренних проблем в виде падающей добычи газа и сложных отношений внутри коллектива, появятся и другие, которые сложно решить, не вникая в них.

Например, вопрос «Укрнафты» и финансовых долгов «Нафтогаза». Если раньше Витренко, курировавший эти вопросы и имеющий неплохие отношения с миноритарными акционерами группы «Приват», практически достиг компромисса, то теперь, учитывая напряженные отношения Коболева и Коломойского, достигнутые ранее договоренности могут “обнулиться”.

С увольнением Витренко откровенно усложняется проблема международных связей компании и судов с Российской Федерацией и «Газпромом». Ведь пришедшая в НАК на это направление Елена Зеркаль, работая в МИДе хоть и снискала славу высококлассного юриста, но сейчас вынуждена «с нуля» глубоко знакомиться с деталями арбитражей.

Но в любом случае спрашивать или хвалить за результат судебных процессов по крымским активам «Черноморнафтогаза» теперь будут тоже с Коболева.

Несложно смоделировать ситуацию, которая наступит в случае, например, поражения «Нафтогаза» в Гааге – Коболев моментально превратится в «неэффективного» руководителя, изгнавшего из НАКа хорошего менеджера, который защищал интересы компании в международных судах.

Смеется тот, кто смеется последним

Даже до 2018 года, когда между Коболевым и Витренко возникло напряжение, глава правления не всегда был способен контролировать процессы в отдельных секторах компании.

Это нельзя назвать его недоработками, учитывая масштабы руководимой Коболевым компании — уследить за всем и не реально.

Однако, если сейчас Коболев лишается пусть и бывшего соратника, отвечавшего за борьбу с «Газпромом», то это существенно усложняет жизнь Коболеву.

О сложности контроля над внутренними процессами в «Нафтогазе» говорят два факта. Их озвучил экс-глава «Укргаздобычи» Андрей Фаворов в одном из своих недавних интервью.

В 2017 – 2018 годах, когда главой «Укргаздобычи» был Олег Прохоренко, по словам Фаворова, были «убиты» два крупных газовых месторождения – Тимофеевское и Западно-Крестищенское (самое крупное украинское газовое месторождение Украины после Шебелинского).

Для выполнения производственного плана в «Укргаздобыче» решили ускорить объем извлечения газа, что привело к обводнению месторождений. По последним данным «Укргаздобычи», Западно-Крестищенское месторождение истощено более чем на 90%.

Второй показательный факт касается коммерческих вопросов газодобывающего бизнеса «Нафтогаза». По словам Фаворова, после его назначения на должность главы дивизиона «Интегрированный газовый бизнес» был проведен аудит коммерческой деятельности газового бизнеса «Нафтогаза».

Аудит показал, что в первые месяцы после прихода Виталия Волынца на должность главы «Нафтогаз Трейдинг» (которая зарабатывала на перепродаже газа), компания на нескольких сделках умудрилась потерять около 300 млн гривен.

Эти убытки появились, когда одна из компаний-покупателей газа подала «Нафтогаз Трейдингу» заявку на покупку газа, менеджеры «Нафтогаз Трейдинг», не взяв с компании предоплату, закупили объемы газа, а компания-покупатель «слилась», не купила закупленный «Нафтогаз Трейдингом» объем.

Не без претензий можно сказать и о работе Витренко. Например, до сих пор вызывает сомнение его эффективность во главе Набсовета «Укрнафты»: нефтедобывающая компания как работала в интересах «Привата», так и продолжает.

Но упомянутые истории с обводнением месторождений, и потерей денег на операциях по перепродаже газа — о другом. Они произошли задолго до того, как между Витренко и Коболевым возник конфликт. А это вызывает вопрос об эффективности контроля над ключевыми внутренними процессами в «Нафтогазе».

Эти же ошибки заставляют задуматься, какая судьба теперь ждет направления, за которые в компании отвечал Витренко? И этот вопрос, как минимум, меняет вектор дискуссии с темы «Кто победил?» на тему «Что теперь будет?».

Николай Романюк, OilPoint, 21.05.2020