Людмила Буймістер про кризу в енергетиці: Постає питання до компетенції Геруса

3 июня многие СМИ опубликовали переписку, снятую в стенах Верховной Рады журналистом Алексеем Липовецким. На видео «слуги народа» Андрей Герус и Андрей Жупанин, глава комитета по энергетике и ЖКХ и член этого комитета, во время заседания парламента обсуждали как «пизд*чить зеленых [инвесторов]» и кадровые перестановки в комитете: в тот день его членами могли стать народные депутаты Инна Совсун («Голос») и Максим Ефимов («Доверие») от чего, судя по всему, были не в восторге участники переписки.

Ни Герус, ни Жупанин, ни фракция «Слуги народа» никак не прокомментировали опубликованную переписку. Сам глава комитета энергетики в тот день «залег на дно» и даже отказался от появления в эфирах журналистов, на которые ранее давал согласие: об переносе программы «16+» по просьбе гостя сообщил Роман Скрыпин, ранее анонсировавший появление Геруса. 

Публично отреагировала на публикацию только «слуга народа» Людмила Буймистер: парламентарий заявила, что ей стыдно за коллег и позицию, которую они демонстрируют по отношению к инвесторам.

Все это происходит на фоне глубокого кризиса между правительством и инвесторами в зеленую энергетику, которым не платят по тарифу уже почти 4 месяца. Общая сумма долга перед «зелеными» составляет уже 14 млрд грн. В случае международных судебных разбирательств, Украина может «попасть» на 10 млрд долларов.

Об этом издание TK Media пообщались с Людмилой Буймистер, народным депутатом от «Слуги народа» (російською мовою).

Справка: Людмила Буймистер — 34 года, нардеп от «Слуги народа», родилась 5 ноября 1985 года в Москве. Закончила МГИМО. Ещё во время учебы начала работать помощником главного юриста нефтяной компании ЮКОС, участвовала в подготовке слияния компании с Сибнефтью (M&A). Окончила Лондонскую бизнес-школу по специальности «Корпоративные финансы: Оценка бизнеса, риск, реструктуризация» (Великобритания).С 2012 по 2018 год работала директором и председателем наблюдательного совета Гданьской судостроительной верфи (Польша), а также членом наблюдательного совета венгерского металлургического завода «ИСД-Дунаферр». Возглавляла компанию GSG Towers, принадлежащую «Индустриальному союзу Донбасса». С 2018 года занималась консультациями в сфере альтернативной энергетики и устойчивого развития. В июле 2019 года была избрана в парламент по 223 одномандатному округу (Шевченковский район, Киев). Замужем, мать двоих детей»

«Если мы уйдем на каникулы на два месяца, не приняв необходимых законодательных изменений, в парламент можно не возвращаться»

— На прошлой неделе нашему корреспонденту в Верховной Раде удалось снять известную переписку ваших коллег Геруса и Жупанина, обсуждавших, дословно, как они собираются «пизд*чить зелёных». Вы написали у себя на странице, что вам стыдно за коллег по фракции и ту позицию, которую они демонстрируют по отношению к зеленым инвесторам. Можете объяснить, в чем заключается позиция комитета и что значит слово «пизд*чить» в их интерпретации?

— Не берусь судить, что это значит в их интерпретации, но в принципе вся позиция и политика комитета по энергетике за последние 9 месяцев достаточно однозначно показывает, что инвесторам в зеленую генерацию в Украине не рады. Более того, когда удалось достичь такой очень сложной договоренности о том, что инвесторы все-таки согласились пойти на добровольное снижение зеленых тарифов, и я подавала соответствующий законопроект еще в декабре прошлого года, этот законопроект был, по сути, комитетом зарублен. 

Все это выглядит попыткой довести ситуацию до непоправимого кризиса, поскольку, параллельно с этим, инвесторам в зеленую генерацию сейчас не платят вообще уже на протяжении 4 месяцев. И общая сумма долга перед «зелеными» составляет уже порядка 14 млрд грн. Их просто выталкивают сегодня из рынка, и я уже молчу про любое дальнейшее развитие отрасли.

— Переписка, которую мы сняли, демонстрирует пример классического «договорняка». Чем обусловлена позиция комитета и чьи интересы могут представлять народные депутаты?

— Для ответа на этот вопрос нужно объяснить более сложную историю, как работает сегодня энергетический рынок и кто является основными бенефициарами рынка в текущей ситуации. Во-первых, у нас есть несколько сегментов так называемых рынков. 

«Зеленые» могут выходить только на государственное предприятие «ГарПок» (ГП «Гарантированный покупатель», — ред.). Точно так же, как и «Энергоатом», который им продает там 85% электроэнергии. Потом с этим всем объемом «ГарПок» приходит на так называемый рынок «на сутки вперед» (РНД, — ред.) и пытается эту электроэнергию там продать.

Ринок «на добу наперед»  (РДН) — (рос. РСВ, «рынок на сутки вперёд») — сегмент ринку, на якому здійснюється купівля‐продаж електричної енергії на наступну за днем проведення торгів добу за вільними конкурентними цінами. На Ринку на добу наперед здійснюється конкурентний відбір цінових заявок постачальників і покупців за добу до реального...

Однако есть еще сегмент недобросовестных трейдеров, которые заключают фиктивные договоры и заявляются на рынок с заниженным предложением, заниженной ценой, из-за чего весь этот объем предложения невозможно продать финальному потребителю, а когда этот объем не продается, то он автоматически попадает на балансирующий рынок, где по правилам рынка действует скидка 45%, и эти же фиктивные трейдеры выкупают электроэнергию с балансирующего рынка со скидкой 50%, после чего продают её финальному потребителю. На этом зарабатывается в день больше 1 млн долларов, системе же это генерирует убытков 3,5 млрд грн в месяц. Только за май там порядка 3,5 млрд грн накопилось дополнительных долгов. Ситуация эта выгодна цепочке фиктивных трейдеров, в конце которых все равно стоит тот же конечный потребитель. Этот конечный потребитель Центрэнерго. Они все известны.

— Центрэнерго, который, согласно расследованию журналистов, сейчас контролирует олигарх Игорь Коломойский?

— Там какие-то изменения были в составе Совета директоров, не знаю насколько это повлияло на отношение контроля полностью, но даже недавно была информация в средствах массовой информации, что из Центрэнерго было вывезено 4 млрд грн.

— Давайте разберемся для наших читателей, что такое «зеленая энергетика». Зеленая энергетика — это возобновляемая энергия, так?

— Да, по сути это энергия солнца, ветра и «малая гидро», которая является экологической и не так интенсивно использует водный ресурс.

— Претензии, которые выдвигает Герус заключаются в том, что зеленая энергетика продается по слишком высокому тарифу. Чем обусловлен этот тариф?

Этот тариф установлен по закону. Есть исторические причины, почему такой тариф был принят, он уже несколько раз снижался, вносились изменения в закон «О рынке электроэнергии». Но если посмотреть на историю всех стран, которые внедряли у себя новые технологии, то во всех этих странах изначально действовало так называемое государственное субсидирование зеленой энергетики. Это объясняется тем, что изначально объемы зеленой генерации в энергетическом балансе достаточно маленькие, при этом затраты на первоначальные инвестиции в эту отрасль очень высокие. На сегодня в нашу отрасль зеленой энергетики было проинвестировано 10 млрд долларов и, по сути, это единственная генерация, за исключением одной ГЭС и двух атомных блоков, которые за время независимости украины были построены на территории страны.

— В каком году зашли зеленые инвесторы? 

— Это был 2011-2012 год, но это были локальные инвесторы; международные инвесторы на тот момент не верили в украинский рынок, а серьезные международные инвесторы начали заходить в существенных объемах где-то с 2016 года.

— И кто сейчас входит в этот пул зеленых инвесторов из основных игроков?

— Важно делить здесь ветер и солнце. На сегодня в этом пуле есть украинские компании. Есть 25% у компании ДТЕК. В солнечной генерации много мелких локальных игроков. Есть компания Scatec (Норвегия), которая тут представляет интересы большого иностранного инвестора. В ветроэнергетике это компания Vindkraft, которая имеет шведские корни. NBT. 

 Но даже украинские компании профинансированы, в основном, достаточно дешевыми деньгами международных банков. Это ЕБРР, JBIC, OPIC, — это большой пул опосредованных иностранных инвесторов, это банковский сектор, который давал кредиты государственным украинским банкам и соответственно украинские государственные банки выдавали кредиты зеленой генерации. 

Более того, не только средний бизнес, но и население в эту сферу инвестирует. Многие установили солнечные панели на своих придомовых участках, на крышах домов, это около 10 или 17% всей генерации… 17 тысяч домохозяйств.

Почему еще очень важно не допустить дефолта зеленой генерации, потому что их дефолт по сути повлечет за собой падение нашей банковской системы в целом. Поскольку кредитов, выданных государственными банками зеленой генерации, больше, чем собственного капитала этих банков. Поэтому настолько важно договориться на тех условиях, которые позволят инвесторам обслуживать эти кредиты.

— Насколько я понимаю, у Украины в том числе есть международные обязательства перед инвесторами. Какие суммы компенсации могут быть в случае дефолта в энергетике?

— У Украины есть международные обязательства, например, по соглашению об ассоциации. Также у Украины есть международные обязательства и внутренние обязательства по энергетической стратегии, которые мы должны увеличивать долю зеленой генерации. Но у Украины также есть огромный риск по соглашениям о взаимной защите инвестиций, согласно которым если не по воле инвестора меняются условия, по которым он заходил в страну, он имеет право требовать возврата всей своей инвестиции. 

То есть, мы говорим о том, что максимальный риск — это 10 млрд долларов, которые инвесторы могут просто за несколько лет отсудить. И тогда риторика, что мы можем не выполнять эти решения, она достаточно опасная. Мы будем выглядеть точно как Газпром, который отказывался до последнего выполнять решения судов.

— Предыстория понятна. В своих публикациях вы говорите, что у правительства «еще нет понимания всей критичности ситуации, в которую мы попали». В чем заключается эта критичность?

— Критичность ситуации заключается в том, что вся наша энергосистема держится на том, у кого первого сдадут нервы. Первый кредитор, перед которым есть просроченные обязательства, который заявится в суд, запустит цепную реакцию и по принципу домино просто развалится, обанкротится вся украинская энергетическая система. Частные кредиторы не будут просто сидеть и ждать, пока пройдут судебные процессы, они будут заявляться и позже выдвигать свои требования. На сегодня объем долгов перед зеленой генерацией составляет почти 14 млрд грн. «Энергоатом» должен только за поставленные ядерные топлива 3 млрд грн. Еще около 6 млрд грн за товары и услуги, что означает ремонтная площадка де-факто, которую нужно сделать до начала отопительного сезона. Пока что подрядчики Энергоатома работают «на честном слове», но долго так продолжаться не будет. А если мы не сделаем ремонтную площадку, мы еще и отопительный сезон может сорвать.

— Сколько времени вы отводите правительству и парламенту на поиск и имплементацию решений?

— Что касается «зеленых», то нам нужно принять решение до конца этого месяца. Потому что если мы уйдем на каникулы на два месяца, не приняв необходимых законодательных изменений, то по большому счету можно не возвращаться в парламент. К этому моменту уже все непоправимые события произойдут. Если говорить об урегулировании ситуации на рынке в целом, то это работа, которая потребует, конечно, большего времени. Частично то, что можно делать на уровне регуляторных актов, оно частично уже начало имплементироваться, но все равно необходимо будет изменение в законе. В принципе, можно будет успеть это сделать и до конца июня, по крайней мере первые изменения внести.

— А есть предпосылки, что они будут внесены? 

— У министерства (энергетики — ред.) и у Кабмина в принципе есть понимание сложности ситуации. Не до конца согласна с их решениями, которые носят частичный характер, но понимаю всю сложность поля, в том числе лоббистского, в котором они работают. А вот есть ли понимание у парламента – у меня большой вопрос. Мне кажется, что в парламенте пока нет понимания, насколько срочно нужно принимать эти решения и насколько быстро реагировать на ситуацию.

— Камень преткновения – это комитет по энергетике? Насколько его контролирует Андрей Герус?

— Мне сложно сказать, если анализировать последние несколько месяцев работы комитета, то никаких судьбоносных решений комитет в принципе не принимал. Та единственная встреча комитета, которая была, в принципе была направлена на обсуждение антикризисных мер, она какими-то четкими резолюциями не закончилась и после нее ничего не происходило. Поэтому я все-таки думаю, что тут каждый депутат-член комитета должен будет для себя сам оценивать критичность ситуации и принимать индивидуальное решение, насколько они готовы брать ответственность за то, что будет происходить с рынком.

— Нынешний состав комитета способен взять на себя эту ответственность или нуждается в кадровых решениях?

— Знаете, я человек бизнеса, поэтому я всегда сужу по результатам. Если на протяжении 9 месяцев мы наблюдаем за ухудшением ситуации и ничего не делается для того, чтобы ее улучшить, ну тогда возникает вопрос в компетенции людей, которые возглавляют этот процесс.

 Что касается самого комитета, в комитете очень много профессиональных людей, которые глубоко понимают отрасль и которые готовы на себя брать ответственность и готовы вытаскивать украинскую энергетику из кризиса. К сожалению, они сегодня в меньшинстве. По крайней мере, были до этого. Очень надеюсь, что все-таки произойдет что-то, чтобы поменять позицию в первую очередь моих коллег по фракции.

— С «зелеными» понятно, давайте про атомную энергетику. Вы неоднократно обращали внимание на то, что украинские АЭС работают в режиме маневренности. Именно это в свое время стало причиной катастрофы на Чернобыльской АЭС. Что происходит сейчас с украинской атомной энергетикой?

— Сегодня происходит следствие той бездумной политики, которая проводилась последние полгода, и одновременно очень грустное следствие, потому что те блоки, которые работали на половину мощности, на сегодня уже выведены в резерв. Происходит это по двум причинам.

 В первую очередь это, конечно же, снижение потребления, которое спровоцировано экономическим кризисом и падением промышленного производства, которое мы наблюдаем в стране. Ну и тем, что нам просто-напросто необходимо их привести в порядок и дальше думать, как находить решения для балансировки мощностей. Объясню, что я имею ввиду. Не все источники энергии, не все виды генерации вырабатывают электроэнергию одинаковым графиком. Самый стабильный источник — это атом, он является базовой генерацией. Самый нестабильный источник — это «зеленые»: солнце светит – вырабатываем много, ветра нет – стоим, ничего не делаем. 

Для того, чтобы сбалансировать эти непредсказуемые пики, Украине нужна либо гидро-энергетика, либо угольная генерация. Гидро-энергетики мало, потому что из-за очень сухой зимы у нас наполненность водохранилищ не больше 60%. И мы еще в сельскохозяйственном секторе это сильно почувствуем этим летом. Из-за этого нам нужно в балансе больше угля для того, чтобы сбалансировать «зеленых». Либо нам нужно отключать «зеленую» генерацию. Но опять же, согласно сегодняшней редакции закона, даже если мы будем отключать «зеленую» генерацию, мы должны будем выплатить инвесторам 100% компенсаций. То есть, с экономической точки зрения, отключение «зеленых» сегодня является самым болезненным сценарием для финансового баланса системы. 

А у «Энергоатома» есть еще одна проблема. По сути «Энергоатом» на сегодня это банк, финансирующий все дефициты энергетической системы страны. Во-первых, их тариф включает исключительно операционные расходы и не включает, например, расходы на утилизацию ядерного топлива, а также не включает расходы на консервацию тех атомных блоков, которые уже в ближайшее время начнут выходить из эксплуатации. Но при этом «Энергоатому» не дают прямого доступа на рынок, т.е. ответственность у него есть, а права зарабатывать у него нет, и поэтому у него просто забирают всю электроэнергию по регулируемому тарифу 56 коп., а потом надеются, что «ГарПок» продаст ее по максимальной цене. Вот только у «ГарПока» нет стимула продавать ее по максимальной цене; у него есть стимул продать только максимальный объем, поэтому очень часто даже сам «ГарПок» демпингует цену, чтобы сбыть весь объем.

 Если ты нормальный директор предприятия, то тебе каждый день наяривают кредиторы, которым ты не платишь, из профсоюза приходят за зарплатой, — у тебя намного больше мотивации свою продукцию продавать как можно дороже. А если ты по фиксированной цене забрал, по какой-то цене отдал, а весь убыток, который ты сгенерировал, ты перевыставил на Укрэнерго и по закону НКРЕКП должен в тариф Укрэнерго включить весь этот убыток, компенсацию всего этого убытка, — то какой у тебя стимул продавать дороже? Вообще никакого. Именно в этого заключается главная сегодняшняя проблема рынка. 

У крупнейших игроков нет доступа на все сегменты рынка. У «Энергоатома» и у «зеленых» нет доступа на все сегменты рынка. Если говорить о правилах конкуренции, если мы хотим создать конкурентный рынок, то все виды генерации у нас должны иметь доступ на все сегменты рынка. «Энергоатом» должен выйти и на РДН, и на рынок двустороннего договора. И они спокойной смогут реализовывать свой объем, еще и стимулировать развитие тех или иных сфер экономики. Но опять же, по честной цене, а не регулируемой. Если «зеленые» будут выходить на рынок, значит будут заходить иностранные компании. Например те, у которых в политике записано, что они должны пользоваться только зеленой электроэнергией. А таких международных корпораций достаточно много. Они будут у «зеленых» забирать по зеленому тарифу по двухстороннему договору. А на РДН «зеленые» будут продавать сами свою электроэнергию, соответственно будут получать хотя бы в рамках стандартной цены на РДНе деньги, а «ГарПок» должен им будет только разницу компенсировать между законодательно установленным зеленым тарифом, который мы вот-вот снизим, и рыночной стоимостью.

И тогда у нас не будет таких бешеных перекосов, таких бешеных манипуляций ценой. Сейчас мы видим, что с тех пор как ввели новую модель рынка, у нас цена вверх-вниз прыгает постоянно в зависимости от того, выйдет на рынок два крупнейших угольных игрока или нет.

— Что касается баланса сети. Я правильно понимаю, что этот вопрос имеет прямое отношение к уровню изношенности сети электропередач, которая, по вашей оценке, составляет 80%, а в некоторых 100%? 

— Физический баланс генерации это один вопрос. Что касается сетей это связанный вопрос, почему – потому что в зависимости от того, насколько современные сети разные виды генерации могут получать более стабильное и более качественное подключение к этим сетям, плюс более дешевое для потребителей подключение. Но на сам физический баланс генерации это не имеет такого критического значения, на что еще это влияет – это влияет на стоимость зеленой генерации, например. Потому что если и у нас модернизированные сети с более дешевым подключением к ним, то компания, которая строит и генерирует новые мощности там, ветра или солнца, не нужно строить эту инфраструктуру самостоятельно. А сегодня по факту каждый проект в свою себестоимость закладывает в том числе и стоимость подключения. Это еще одна причина, почему у нас такие высокие зеленые тарифы на самом деле. Потому что ни государство, ни операторы систем передачи, ни оператор системы распределения электроэнергии не предоставляют зеленой генерации подключения, трансформаторов, линий и т.д..

— Чем грозит этот уровень изношенности?

— Уровень изношенности сети грозит веерными отключениями электроэнергии и тем, что пострадают в первую очередь потребители. Генерирующие компании, безусловно, также пострадают, поскольку при веерных отключениях пойдет отключение генерации в автоматическом режиме, так работает диспетчерский центр. Если часть потребителей отключатся, автоматически отключится часть генерации. Понятно, что в случае вот такой вот непредвиденной ситуации, это повлечет за собой дисбалансы физические.

— Сколько еще есть времени и насколько правительство обращает внимание на эту проблему?

— Регулятор (НКРЕКП — ред.) обратил внимание на эту проблему сетей и решил выполнить энергетическую стратегию Украины, по которой в 2020 году мы должны ввести стимулирующий тариф на распределение электроэнергии. Но очень специфически, такое ощущение, что просто чтобы отчитаться, поскольку предложенная методология вообще не отвечает международным стандартам и на самом деле обесценивает государственный облэнерго, те 6, которые находятся под управлением ФГИ. И если их там выставлять на приватизацию, то по такой методологии, которую предложил регулятор, их можно выставлять на приватизацию за 1 грн. Потому что там убита доходность на существующую базу активов. 

— Какая позиция по этому поводу у европейских партнеров, учитывая то, что очень много иностранных инвесторов входят в эту группу?

— Европейские партнеры были непосредственно вовлечены, например, в процесс переговоров с зелеными. Поскольку после того, как не удалось провести законодательные изменения, которые были согласованы со всем рынком, в декабре прошлого года начался формальный процесс медиации под руководством европейского секретариата энергетического сообщества. В процессе этих переговоров было выработано очень много механизмов, например таких как изменение механизма работы наших этих PCO (компенсация общественных обязательств, по сути субсидии населению и зеленым). Были предложены механизмы, прогнозные варианты по балансу. В принципе, и лично господин Копач, и весь секретариат энергетического сообщества внимательно следят за всем, что происходит.

Они понимают, какой у нас кризис происходит, но как партнеры и дипломаты они всегда выражают свою позицию крайней обеспокоенности. Эта позиция была донесена… на всех уровнях. Сегодня я знаю, что также готовятся отчет МАГАТЕ (Международное агенство по атомной энергетике), поскольку, как я уже говорила, наша энергетика специфична тем, что на нашей территории находятся 15 ядерных блоков. И ни западные, ни северные наши соседи и партнеры просто не допустят дестабилизации этой отрасли и банкротства. Она несет угрозу на самом деле всему миру, тут уже неважно, на какой части планеты ты живешь, бежать будет точно некуда.

⚡️ Читайте нас у Twitter, Facebook та Telegram